Твой рассказ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Твой рассказ » Фантастика и фэнтези » "одаренная" отзывы приветствуются


"одаренная" отзывы приветствуются

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

- Я не знаю, что это, я вообще-то никогда не задавала себе этого вопроса, просто меня это всегда очень сильно удивляло… и потому я здесь.
- Вы видите что? – не без удивления спросил он.
Это был невысокий мужчина, лет сорока. Казалось, он просто ошибся дверью. Во всяком случае, он выглядел очень удивленным, войдя сюда, и явно ожидал увидеть что-то другое. Это была небольшая светлая комната с белыми стенами и высоким потолком. Она была абсолютно пуста, не считая стоящей в углу кровати с лежащей на ней девушкой. Она была совсем молода, волосы у нее были светлые и коротко остриженные. Увидев гостя, она изменилась в лице.
- Свет, как и вы, верно? – Простодушно отозвалась она.
- Свет? - Удивился он.
- Не притворяйтесь, я же вижу это в вас! Он у вас другой. – Настаивала она.
- Я не очень понимаю вас, – сказал он, пытаясь нащупать за спиной дверь.
- Вы хотите уйти? – Удивилась она, повысив голос и немного приподнявшись с кушетки, - но вы же только что пришли!
- Никто никуда не уходит, не переживайте, нет причин для волнения, все хорошо – Попытался успокоить ее он.
- Вам не нужно меня бояться, - спокойно сказала она.
- Почему вы думаете, что я боюсь вас? Это не так, - продолжал он.
- Послушайте, я знаю, что вы думаете, но я не так уж и больна. Честно говоря, я сама толком не понимаю, что со мной происходит. Я часто задавалась этим вопросом. Но уверена, что это не болезнь. Я уверена в том, что то, что я вижу, существует. Понимаете? Все эти люди здесь, я же вижу их. Я разговаривала с ними. Многие из них даже не понимают, где находятся. А я прекрасно это понимаю. Я прекрасно осознаю себя и все происходящее. Никто не осознает этого так же четко, как я, – она говорила быстро и возбужденно, было видно, что ей очень хотелось рассказать ему все это, -  пожалуйста, - взмолилась она, - вы же понимаете меня, не так ли?
- Мне кажется, я понимаю вас, - сказал он, отпустив дверную ручку, - расскажите мне подробнее, что вы видите.
- Как я и говорила, это свет.
- Свет? – Вновь удивился он, - и какой он?
- Он разный у всех, как и души, понимаете меня? – спросила она.
- Пока не очень, - недоверчиво отозвался он, - поясните.
- Понимаете, я вижу свет, исходящий от людей, он - отражение их души, ее продолжение.
- Души? - переспросил он.
- Да-да, именно души, понимаете? Ну, конечно, вы понимаете, – сказала она, - вы ведь тоже их видите.
- Почему вы так думаете? – Спросил он немного обеспокоенно.
- Потому что я вижу и ваш свет, - нежно сказала она, сев на кушетку.
- И какой он, этот свет?
- У вас он яркий и теплый, - сказала она, улыбаясь.
- А у вас? Вы видите и свою душу? – поинтересовался он.
- Нет, - сказала она, продолжая улыбаться, - но мне говорили, что мой свет такой же как у вас.
- Значит, вы не одна такая? Кто это был? – Поинтересовался он.
- Ох! Это было давно, в детстве, еще до того, как мы переехали в этот город, это говорила мне моя мать, - сказала она, посмотрев в окно, - я думаю, это досталось мне от нее. Хотя я плохо ее помню, ее не стало, когда я была еще совсем маленькой, однако, эти слова  запомнила.
Наступила пауза.
- Почему же вы не отвечаете мне? – Спросила она немного возмущенно, - вы ведь тоже видите этот свет, признайтесь
- Это правда, но, наверное, не так ясно, как вы, - наконец сказал он.
- Тогда вы должны понимать меня, – сказала она  обрадовавшись.
- Мне кажется, я понимаю, но все же…
- Вы хотите спросить, почему я здесь? – Перебила его она, - я расскажу вам, - сказала она, не дождавшись ответа, - видите ли, как я уже сказала, меня всегда очень удивляло то, что я вижу. Дело в том, что у большинства людей свет очень слабый, а у некоторых его и вовсе невозможно разглядеть. Но иногда встречаются люди, от которых исходит очень яркий свет. Понимаете? Но он не всегда светлый. Бывает и темный, холодный. Он идет от наших душ, - закончила она приглушенно.
- Неужели вас привели сюда только за то, что вы видите? – Удивился он.
- Не совсем так, - ответила она.
- Расскажите, что привело вас сюда? - Спросил он, сделав шаг вперед, - вы можете мне рассказать?
- Думаю, да, ведь вы поймете меня, как никто другой, я знаю! – Уверенно сказала она.
- Вы можете доверять мне, - сказал он, тепло улыбнувшись.
- Мне кажется, что это так, но прежде, если можно, я бы хотела у вас кое-что узнать, - сказала она, посмотрев ему в глаза.
- Что именно? – Спросил он.
- Хотела узнать, вы ведь видите мой свет? Какой он? Верно ли говорила о нем моя мать?
Она вопрошающе смотрела на него.
- Все верно, он именно такой, каким вы его описали, яркий и светлый, - ответил он.
- Спасибо, - сказала она, улыбнувшись.
- Скажите, как давно вы начали видеть его? – Поинтересовался он.
- Я видела его всегда, как мне кажется, однако, не так четко раньше, - ответила она.
- Что же изменилось? – Спросил он.
- Мне кажется, раньше я видела души людей, как таковые, понимаете? Просто ощущала их наличие, понимаете? – Она вновь начала говорить крайне возбужденно, отведя взгляд на пол, - но совсем недавно, может с год, я начала видеть души людей более отчетливо, видеть всю суть их существа, я смогла различать свет, исходящий от злых людей и свет, исходящий от добрых людей,  различать его, я видела каждого человека, его природу, понимаете? - Спросила она все так же возбужденно.
- Удивительный дар! – Сказал он восхищенно.
- О нет, ошибаетесь! - Сказала она, - это ужасно! Осознание того, как много вокруг злых людей, как много у них пороков! А знаете, что ужаснее всего? Ужаснее всего то, что я не могу им помочь, я не могу исправить каждого из них, хотя мне этого, признаться, очень хочется. И это чувство сжигает меня изнутри, - сказала она громко, закрыв лицо руками.
Девушка начала приглушенно рыдать. Мужчина немного смутился.
- Успокойтесь, я понимаю вас очень хорошо, - попытался успокоить ее он, - ведь я тоже вижу это, я знаю, какого это.
- Нет! – Закричала она, - если бы вы видели это так же отчетливо, как и я, если бы чувствовали то же, что чувствую я, вы бы не стояли так спокойно, - закончила она и снова закрыла лицо руками.
Мужчина задержал открывающуюся за ним дверь и аккуратно закрыл ее.
- Успокойтесь, прошу вас, - начал он, - вы можете мне доверять, это правда, что я не вижу свет так же ясно, как вы, однако, я понимаю вас, поверьте мне, - сказал он почти шепотом.
- Я знаю, простите меня, - сказала она, вытирая руками слезы, - просто мне бывает сложно сдержаться, все это так трудно.
- Я понимаю, - повторил мужчина.
- Да, я совсем не помню свою мать, - начала вдруг девушка, - это было так давно. Мы тогда жили в деревушке в горах, что окружают наш город. Мой отец много работал и часто надолго оставлял нас. Я любила гулять одна, наверное, потому что других детей у моих родителей не было. А моя мать всегда сидела дома, она не любила выходить из него. Но она была добра ко мне, всегда переживала, когда я надолго убегала. Она была хорошим человеком. Такой я ее помню.
- Вам не хватает ее? – Спросил мужчина.
- Конечно, - ответила она, - она бы меня поняла. Помогла бы мне  разобраться со всем этим.
- И все же, если вы позволите, я все же хотел бы узнать… - Начал было он.
- Почему я здесь? – предугадала его вопрос она.
- Именно, - смущенно сказал мужчина.
- Дело в том, что я никогда не оставалась спокойна, я всегда удивлялась, как я уже говорила, такому яркому противоречию. Человек, к примеру, улыбается мне, но при этом я ясно вижу, что в душе он злой, вижу, что он порочен. Это ужасно! – ответила она, - я часто пыталась изменить людей, но иногда это оказывалось просто невозможно.
- Вы пытались каким-то образом изменить таких людей? – Удивился он.
- Да-да! – быстро проговорила девушка, - я делала все, что было в моих силах. Но иногда, этого было мало. Иногда, изменить людей просто невозможно, понимаете? Зло в них настолько сильно, оно просто переполняет их изнутри. Я могу сказать это абсолютно уверенно, я вижу это. И это всегда пугало меня, - закончила она приглушенно.
- Вам не кажется, что с этим просто нужно смириться. Не все люди способны измениться, это так, однако, не стоит расстраиваться из-за этого. Каждый сам несет ответственность за свои поступки. Каждый сам однажды заплатит за свои грехи, - твердо сказал он.
- Это так, вы абсолютно правы, однако я не согласна с тем, что с этим нужно мириться, - сказала девушка не менее твердо, - я уверена, если я живу на этой земле, я должна пытаться изменить ее к лучшему, я должна хотя бы попытаться, сделать то меньшее, что в моих силах, чтобы этот мир стал хоть немного лучше.
- Но что мы можем? – Спросил мужчина спокойно, - мы просто люди.
- Вы не правы, - убежденно заявила девушка, - мы можем многое! И лично я никогда не отступлюсь от своих убеждений! Господь создал меня, он призвал меня в этот мир, дал мне способность видеть сущность людей, их души. Я верю, все это неспроста, неспроста, - сказала она, ложась на кровать.
- Все мы здесь неспроста, - сказал мужчина.
- Да, однако, не все мы осознаем это, - сказал она, глядя в потолок.
- К сожалению, мне пора, меня уже давно ждут, - сказал он извиняющимся тоном.
- Я понимаю, - сказала она, все так же глядя в потолок.
- Берегите себя, - сказал он напоследок.
Девушка молчала. Мужчина развернулся и вышел в отварившуюся дверь. Его ждали.
- Нам надо было привязать ее, вы могли пострадать, - сказал укоризненно ожидавший его коллега.
- Ерунда, я был в безопасности, - отозвался мужчина, надевая поданный ему халат.
- И как вы только находите к ним подход? – Удивился врач, - скажите, каким она увидела ваш свет? – Усмехнулся он.
- Это уже не важно, - отозвался мужчина, - главное, что мне удалось к ней подступиться. Диагноз верен, - сказал он, - напомните, сколько на ее счету? – Спросил он.
- Семеро, двое из которых – дети, - сказал врач.
Мужчина побледнел.
- Я и забыл об этом. Это пугает, она кажется абсолютно вменяемой. Да еще и так молода, - проговорил он с ужасом.
- И, тем не менее,  она чуть не зарезала медсестру на прошлой неделе, слава Богу, во время подоспели, - сказал врач, - кричала, мол, зло должно быть уничтожено.
- Двадцать лет работаю, а все никак не привыкну, - сказал мужчина удрученно, - с лечением я тоже согласен, если это можно так назвать. Все-таки омерзительное средство, чтобы там ни было, - сказал он с отвращением.
- Спасибо профессор, нам было необходимо знать ваше мнение, - сказал врач, пожимая мужчине руку, - машина вас уже ждет.
- Берегите себя.

+1

2

Приветствую. Прошу прощения, что долго не отвечал - много всего навалилось и я мог бы часами здесь изливать кучи оправданий...
Но это как бы наверное не совсем уместно.
Ваш рассказ мне очень понравился. Один из немногих, к которым я не могу придраться по существу. Но, в рамках ложки дёгтя... В общем, Этот рассказ мне сильно напомнил рассказ моего любимого писателя Евгения Лукина. В то время, он писал в соавторстве с Любовью Лукиной... Не считаю возможным распространяться на эту тему... Но хочу привести здесь тот рассказ.
* если Вы сочтёте это не уместным - прошу сообщить, и я перемещу рассказ Лукиных в другую тему в другом разделе

Любовь Лукина, Евгений Лукин
Щелк!
   В психиатрической клинике меня встретили как-то странно.
   — Ну наконец-то! — выбежал мне навстречу молодой интеллигентный человек в белом халате. — Как бога вас ждем!
   — Зачем вызывали? — прямо спросил я.
   Он отобрал у меня чемоданчик и распахнул дверь.
   — Я вообще противник подобных методов лечения, — возбужденно говорил он. — Но разве нашему главврачу что-нибудь докажешь! Пошел на принцип… И вот вам результат: третьи сутки без света.
   Из его слов я не понял ничего.
   — Что у вас, своего электрика нет? — спросил я. — Зачем аварийку-то вызывать?
   — Электрик со вчерашнего дня на больничном, — объяснил доктор, отворяя передо мной очередную дверь. — А вообще он подал заявление по собственному желанию…
   Та-ак… В моем воображении возникла сизая похмельная физиономия.
   — Запойный, что ли?
   — Кто?
   — Электрик.
   — Что вы!..
   Из глубины коридора на нас стремительно надвигалась группа людей в белых халатах. Впереди шел главврач. Гипнотизер, наверное. Глаза выпуклые, пронизывающие. Скажет тебе такой: «Спать!» — и заснешь ведь, никуда не денешься.
   — Здравствуйте, здравствуйте, — зарокотал он еще издали, приветственно протягивая руки, — последняя надежда вы наша…
   Его сопровождали два огромных медбрата и женщина с ласковым лицом.
   — Что у вас случилось?
   — Невозможно, голубчик, работать, — развел руками главврач. — Света нет.
   — По всему зданию?
   — Да-да, по всему зданию.
   — Понятно, — сказал я. — Где у вас тут распределительный щит?
   При этих моих словах люди в белых халатах как-то разочарованно переглянулись. Словно упал я сразу в их глазах. (Потом уже мне рассказали, что местный электрик тоже первым делом бросился к распределительному щиту.)
   — Святослав Игоревич, — робко начал встретивший меня доктор. — А может быть, все-таки…
   — Нет, только не это! — оборвал главврач. — Молодой человек — специалист. Он разберется.
   В этот миг стоящий у стены холодильник замурлыкал и затрясся. Удивившись, я подошел к нему и открыл дверцу. В морозильной камере вспыхнула белая лампочка.
   — В чем дело? — спросил я. — Работает же.
   — А вы свет включите, — посоветовали мне.
   Я захлопнул дверцу и щелкнул выключателем. Никакого эффекта. Тогда я достал из чемоданчика отвертку, влез на стул и, свинтив плафон, заменил перегоревшую лампу.
   — Всего-то делов, — сказал я. — Ну-ка включите.
   К моему удивлению, лампа не зажглась.
   В коридор тем временем осторожно стали проникать тихие люди в пижамах.
   — Святослав Игоревич, — печально спросил один из них, — а сегодня опять света не будет, да?
   — Будет, будет, — нервно сказал главврач. — Вот специалист уже занимается.
   Я разобрал выключатель и убедился, что он исправен. Это уже становилось интересным.
   Справа бесшумно подобрался человек в пижаме и, склонив голову набок, стал внимательно смотреть, что я делаю.
   — Все равно у вас ничего не получится, — грустно заметил он.
   — Это почему же?
   Он опасливо покосился на белые халаты и, подсунувшись поближе, прошептал:
   — А у нас главврач со Снуровым поссорился…
   — Михаил Юрьевич, — сказала ему ласковая врачиха, — не мешали бы вы, а? Видите, человек делом занят. Шли бы лучше поэму обдумывали…
   И вдруг я понял, почему они вызвали аварийную и почему увольняется электрик. Главврач ведь ясно сказал, что света нет во всем здании. Ни слова не говоря, я направился к следующему выключателю.
   Я обошел весь этаж, и везде меня ждала одна и та же картина: проводка — исправна, лампочки — исправны, выключатели — исправны, напряжение — есть, света — нет.
   Вид у меня, наверное, был тот еще, потому что ко мне побежали со стаканом и с какими-то пилюлями. Машинально отпихивая стакан, я подумал, что все в общем-то логично. Раз это сумасшедший дом, то и авария должна быть сумасшедшей. «А коли так, — сама собой продолжилась мысль, — то тут нужен сумасшедший электрик. И он сейчас, кажется, будет. В моем лице».
   — Святослав Игоревич! — взмолилась ласковая врачиха. — Да разрешите вы ему! Скоро темнеть начнет…
   Главврач выкатил на нее и без того выпуклые глаза.
   — Как вы не понимаете! Это же будет не уступка, а самая настоящая капитуляция! Если мы поддадимся сегодня, то завтра Снурову уже ничего не поможет…
   — Посмотрите на молодого человека! — потребовал вдруг интеллигентный доктор. — Посмотрите на него, Святослав Игоревич!
   Главврач посмотрел на меня и, по-моему, испугался.
   — Так вы предлагаете…
   — Позвать Снурова, — решительно сказал интеллигентный доктор. — Другого выхода я не вижу.
   Тягостное молчание длилось минуты две.
   — Боюсь, что вы правы, — сокрушенно проговорил главврач. Лицо его было очень усталым, и он совсем не походил на гипнотизера. — Елизавета Петровна, голубушка, пригласите сюда Снурова.
   Ласковая врачиха скоро вернулась с маленьким человеком в пижаме. Он вежливо поздоровался с персоналом и направился ко мне. Я слабо пожал протянутую руку.
   — Петров, — сказал я. — Электрик.
   — Снуров, — сказал он. — Выключатель.
   Несомненно, передо мной стоял виновник аварии.
   — Ты что сделал с проводкой, выключатель?! — Меня трясло.
   Снуров хотел ответить, но им уже завладел Святослав Игоревич.
   — Ну вот что, голубчик, — мирно зарокотал он, поправляя пациенту пижамные лацканы. — В чем-то мы были не правы. Вы можете снова включать и выключать свет…
   — Не по инструкции? — изумился Снуров.
   — Как вам удобнее, так и включайте, — суховато ответил главврач и, массируя виски, удалился по коридору.
   — Он на меня не обиделся? — забеспокоился Снуров.
   — Что вы! — успокоили его. — Он вас любит.
   — Так, значит, можно?
   — Ну конечно!..
   Я глядел на него во все глаза. Снуров одернул пижаму, посмущался немного, потом старательно установил ступни в положение «пятки — вместе, носки — врозь» и, держа руки по швам, запрокинул голову. Плафон находился как раз над ним.
   Лицо Снурова стало вдохновенным, и он отчетливо, с чувством сказал:
   — Щелк!
   Плафон вспыхнул. Человек в пижаме счастливо улыбнулся и неспешно направился к следующему светильнику.

* ps рассказ я не перенабирал вручную с купленной книги, а взял с сайта http://www.gramotey.com/?open_file=1269009820

0


Вы здесь » Твой рассказ » Фантастика и фэнтези » "одаренная" отзывы приветствуются


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC