(Работа в современной России или не ту страну назвали Гондурасом.)
Предисловие
Это история может быть совсем неинтересна сливкам нашего общества, а так же их детям, может быть не совсем понятна для состоятельных граждан г. Москвы, но для всех остальных граждан РФ она может оказаться описанием их жизни.
         Хотя прочитать, стоило бы и тем и другим. Первым чтобы осознать, что все окружающие их тоже люди. А вторым, чтобы набраться сил, бороться за себя дальше.
Идея написать этот рассказ, появилась наверное от того, что у меня очень много знакомых, которые работают не по специальности. Менеджер с высшим образованием - продавец, фельдшер-фрезеровщик на заводе, юрист-диспетчер, не говоря уже о том, что пол ВУЗов страны стоят на рынке в палатках. Как-то странно, что для специалистов нет рабочих мест, а зачем тогда их выпускают?
Интересной мне показалась и позиция работодателей, зачастую не выдавая зарплату или задерживая, ее они ссылаются на неприятности, сезонность или на волшебное слово кризис, говорят, чтобы рабочие потерпели, но забывают что у простых рабочих, нет счета в банке, и на месяц другой у них нечем перекантоваться. Да и зарплаты у рабочих не такие, чтобы при задержке следующей они могли себе позволить потерпеть.
Прочитав рассказ, кто-то скажет, вот летая с места на место, конечно, не заработаешь, отвечу сразу, у героини рассказа, как и у многих рабочих простого городка, нет таких сбережений, чтобы позволить себе такую роскошь, как работать задаром.
Кого то заинтересует, почему я не называю место действия в прямую, зашифровав его под буквой В, скажу так, а какая разница, какой это городок, если такая же ситуация, почти во всех периферийных городках, нашей родины.
ТАК МОЖЕТ ПОРА, ЧТО-ТО МЕНЯТЬ?

























Глава 1. Город В…..
Началась эта история в 2000 году. Если вы помните это очень не стабильное время, 31.12.1999г.Борис Николаевич Ельцин объявляет о досрочном сложении полномочий главы государства и передает полномочия председателю правительства Путину В.В.  Страна увязла в мировых долгах. Положение простых рабочих и того хуже. Москве не до периферии. К этому времени уже начинает обозначаться раскол между самой Россией и ее столицей, так как Москва занята только своим благополучием, большинство законов ориентировано на Москву, и ни как не отражается на периферийных городках, не говоря уже о сельской местности. В обиход входит шутка « о независимости всей периферии от государства и правительства», которая остается актуальной, и по сей день.
  Вот в это то время, я девчонка 17ти лет, прожившая всю свою небольшую на тот момент жизнь в деревне, среди простых и душевных людей, ничего не понимающая в тенденциях современной России поступаю после окончания школы в Институт в ближайшем городке. Обозначим его город В…. Таких городков периферийного пошиба море на просторах нашего государства, и в них проживает достаточное количество людей чтобы наше государство ориентировало свою политику и на них тоже, но к сожалению почему то даже программы на основных каналах телевиденья вещают нам о крупных городах страны, дают советы о устройстве студентов на работу в крупные фирмы и корпорации которых в таких городках вообще не существует. Как правило, в городке есть один завод, более-менее держащийся на плаву, все остальное производство частное, мелкое и живущее по своим законам.
Так вот, сдав благополучно в июне 2000г. Экзамены в поселковой школе, я вместе с родителями отправляюсь в город В… искать заведение где мне и предстоит получить основную профессию, которая помогла бы мне найти свое место под солнцем. Я точно понимала на тот момент, что позволить себе поехать в другой город, поступать в более престижные заведения я не могла. Это было связано с тем, что в семье работала на постоянной работе только мать, да и той выплачивали не регулярно. Отец перебивался временными заработками, так как все сельское хозяйство было уже разрушено, а восстанавливать никто ничего не собирался. Просвета не было, но родители посчитали, что именно высшее образование может стать просветом хотя бы для их ребенка.
Наверное, они поверили призыву Путина В.В., «о необходимости получения кадров с высшим образованием», но не знали они тогда, что может быть образование, которое никому не нужно, не знали они и о не ориентированности высших заведений на рынок труда, верили, что в нашей стране, готовят специалистов которые востребованы, да не тут то было.
Приехав в город В… они отыскали институт являющийся филиалом московского, пришли в приемную комиссию и вот тут то все и началось. Рассматривая буклеты о предлагаемых вакансиях, из более менее рабочих, я определила две, бухгалтер и компьютерщик. Но мать рассудила, что в бухгалтерии мне делать нечего, так как она сама проработала почти всю жизнь в бухгалтерии при администрации и особой состоятельности ей это не принесло, а ответственность там такая,  что мама не горюй, а от компьютерщика нас как то уж очень настойчиво стала отговаривать приемная комиссия. Они напирали на то, что, дескать, вы из сельской школы, компьютера в глаза не видели, математика сдана на четверку, а на этом курсе будет высшая математика в основных предметах. И так быстро и умело, они убедили мать в том, что стоит пойти на курс менеджмента, это перспективное направление и практика будет обеспечена, и без работы не останется и т.д. и т.п.  так они уговорили мать за считанные минуты. Только на третьем курсе я узнала, что в тот год стоял вопрос сократить или нет факультет менеджмента, так как рынок труда в нашем регионе был перенасыщен  специалистами этого профиля, ведь их выпускали уже не только все местные институты более пяти лет, но даже колледжи и техникумы. Решили посмотреть по факту, и в случае недобора сократить. Вот по этой то причине всех поступающих зазывали именно на этот факультет. Но все это я узнаю потом, когда уже большая половина учебы будет пройдена. Я как будто почувствовала что что-то не так и просила мать выйти со мной поговорить, само объяснение что такое организационный менеджмент мне показалось каким то обтекаемым, и я не хотела идти учиться на эту профессию. Но отец сказал, что поговорим после оплаты, и ушел в кассу, а прямо при комиссии объяснять матери свои подозрения  я посчитала не воспитанным. Так я оказалась на курсе, на который не стремилась попасть, и училась на нем на совесть, зная,    с каким трудом моей семье достается оплата каждого месяца моего обучения. Когда стали заниматься проектированием деятельности организаций, составлять поначалу  вымышленные, а потом и реальные проекты развития организаций, просчитывать их от начала до конца, я даже радовалась что попала на данный факультет. Мне казалось, что такие специалисты нужны везде. Я даже поверила, что с такими знаниями можно попробовать открыть свое дело. Ведь моей скрытой мечтой было не уехать в Москву как у многих, а наоборот поднять свою местность, создать условия, при которых можно было бы жить и работать у себя в деревне. Не могу я просто жить нигде больше, чувствую себя человеком только там у себя. Живу и дышу только на природе. В холоде городских камней просто гибну.
  Но в конце первого же курса стало понятно, что все не так уж и прекрасно, ни одно предприятие города не хотело брать к себе на практику студентов, а тем более допускать их к документам связанным с инновационными планами. Будь мы в мегаполисе, может быть руководители предприятии и догадались бы подкинуть нам устаревшую документацию, и посмотреть, может и правда, кто-то бы пригодился, потом, в качестве новых квалифицированных кадров. Но не в таком маленьком городке. Здесь не до интересов производства, и не до подбора хороших кадров, своих бы детей пристроить. Ну и пусть они ни чего не смыслят в производстве, а многие и учиться то не хотят, ведь свои же родные, значит быть им на главных офисных постах, а предприятие ну что ж               как-нибудь будет работать, ну а не будет приносить особой прибыли так с рабочих свое каждый возьмет. Оказалось ,что если удавалось попасть хоть куда то на практику, то это было чисто фиктивной отпиской, что бы продолжить учебу. Многие  поступали так выдавали кое какие документы студентам, а потом договаривались когда нужно поставить подпись, в дневниках по практике и привет, скажите спасибо и не мешайтесь. Знали ли об этом в институте, да конечно знали, ведь у них и свои дети учились в нем же, только проходили они практику в деканате, или у знакомых.
   На втором курсе я попробовала устроиться на первую свою работу, и не подумайте я не питала ни каких амбиций по поводу престижного места, просто хотела подзаработать, денег то всегда не было. Прошлась по всем объявлениям  где нужна уборщица но меня не взяли так как либо я не могла совместить учебу с работай, а были даже случаи, когда увидев молодую девушку в деловом костюме, потенциальные работодатели недоумевали зачем ей такая работа, и тоже не брали. Только в одном захудалом кафе, меня окинули взглядом и сказали: «Знаешь, уборщица у нас есть, а вот официантка нам нужна, можно и в ночь». Это меня очень смутило, и я отказалась от мысли подзаработать. Родители были изначально против, чтобы я работала параллельно с учебой, считали, что главное сначала получить образование, поэтому ни о каких сомнительных предложениях не могло быть и речи.
  Потом в институте объявили что местный мясокомбинат предлагает студентам подзаработать, я конечно же записалась в число добровольцев. Это было мое первое место пусть временной, но работы.




Мясокомбинат.
О, вы бы видели это предприятие! На тот момент это кладезь для СЭС. Казалось что это не пищевое производство, а какой-нибудь машиностроительный цех, причем тот, в котором смазывают детали мазутом и различными маслами. 
Меня вместе с остальными добровольцами провели через проходную, на которой все было какое-то замазанное заляпанное, было похоже, что ремонт здесь не проводился лет сто. Потом мы проследовали через цеховую территорию. Это был дворик с полуразваленными строениями, рядом с которыми лежал какой-то ржавый метал, в некоторых кучах можно было распознать запчасти от легковых машин, где-то валялись конструкции из цехов, видно вышедшие из строя еще в советские времена. Закрадывался только один вопрос, а что это все делало в прицеховой зоне пищевого производства? Не известно и по сей день, но не хотелось бы думать, что из этого выбирали в случае поломок детали для ремонта станков. Перед самым входом в цех лежала груда костей, видно отходы производства. Нам, конечно, повезло, так как мы пришли зимой, то все это было в замороженном виде.
Затем мы вошли в цех производства свиной тушенки. Да, да прямо так в своей уличной одежде и вошли. Там шла работа полным ходом. Огромная конструкция переработки мяса и разлива по банкам гремела и дребезжала с неимоверной силой. Со стыков труб этой конструкции лилась прямо на пол мясная жижа. С верху бегали грызуны, довольно крупных размеров, и их писк был слышен даже при общем грохоте. Сотрудники цеха работали в потрепанных и стертых халатах. Распознать стирали ли их когда-нибудь или нет, по их состоянию было не возможно.
Но больше всего меня впечатлила следующая ситуация, мимо нас проходил один из сотрудников везущий чан с горячей тушенкой, он ловко отворачивался от стекающих с трубы капель. Было видно по всему ,что не первый день в цеху. Вдруг он остановился, как будто что-то вспомнил, порылся в карманах халата, достал от туда пакетики со специями, засыпал их в чан, потом повертелся вокруг себя, заметив лежащую палку на полу поднял ее и перемешав ей содержимое чана отправился к цеху разлива.
Миновав, как мне показалось все круги ада, мы вошли в маленькое помещение, в котором нам и предстояло работать. Как нам объяснили наша задача собирать и склевать картонные коробки, обтирать готовые банки с продукцией, наклеивать на них этикетки и составив нужное количество в каждую коробку, запечатывать коробки, наклеивать этикетки на них и составлять в углу. Работа сдельная, все зависит от нас.
К тягловой работе я привыкла еще в деревне и это меня не пугало, тем более желание заработать было столь велико, что я смело, взялась за работу. Нам всем пообещали выплачивать по истечению недели, а так как мы приступили не с понедельника ,то первые результаты должны были быть видны уже через четыре дня. Приходили мы после занятий и работали где-то по четыре пять часов в день. Уже после второго дня работы в одежду въелся стойкий запах мяса, и даже находясь в институте, казалось, что его чувствуют все. Рядом с нами в этом же помещении работали и полноправные рабочие комбината, от них то мы и узнали, что завод убыточный, ели сводит концы с концами, рабочим платят плохо, а студентов, привлекли потому что им можно вообще почти не платить. Хотя директор живет припеваючи, взял новую машину и офисные сотрудники, тоже не жалуются. Это напрягло, но мы решили все же дождаться конца недели. Знаете, как мы были разочарованы, когда нам заплатили всего по десять рублей за четыре отработанных дня. Все надежды на помощь родителям упали сразу, так еще и деньги на проезд были потрачены, то есть мы не то что заработать не смогли, а еще и в убыток себе отработали.
Этот случай выбил уверенность в будущем на какое-то время, но потом надежда вернулась, тем более что мы, окончив обучение, должны были бы относиться именно к офисным работникам, белым воротничкам, которые, по словам просто рабочих, жили неплохо и не на что не жаловались.
Работа в пользу предприятий.
Узнав, о том, что мы перестали ходить на мясокомбинат, нас спросили в учебке, что ж мы так. Узнав о всем происходившем там, просто развели руками, мило улыбнувшись, дескать бывает. Из чего следовало, что никто ничем помогать нам в борьбе за справедливость не собирается.
Спустя  год, в осенний период нас отправили в ближайший колхоз, на сбор льна. Хотя подобная практика давно уже миновала в лета, нам объяснили, что мы будим помогать колхозу и даже сможем подзаработать. Поехали только те из группы, кто не считал это зазорным. Все студенты у кого родители не из простых, по удивительной причине преспокойно пропустили данную акцию. Ну, поехать то мы поехали, тем более мы были там всего два дня, поля были сырые и лен весьма хлипкий, но можно сказать, что директор колхоза даже оказался честнее комбината, не буду уж утверждать, но, по-моему, нам тогда выдали рублей по тридцать. Хотя, наверное, интересно слышать подобные цифры оплаты труда, если учесть что это был 2002 год.
Потом в институте периодически заставляли заниматься сбором информации по регионам, вроде как для общего развития, но было конечно интересно узнать, что эта информация то нужна для местного Хлебозавода. То мы проводим мозговой шторм по проблемам пищекомбината, и проектируем, какую продукцию он бы мог начать производить, для улучшения своего экономического положения, то просчитываем, что даст внедрение тех или иных новшеств в производстве. Интересно конечно, институт проявлял такой интерес к проблемам местных предприятий из патриотизма или ….
Но не суть важно мы то надеялись, что это поможет нам стать хорошими нужными специалистами.